Сегодня: 15 декабря 2018 года
В Риге сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости
Ātrie kredīti internetā
Katram ir gadījies nonākt grūtā finansiālajā situācijā, kad ir nepieciešami...
05.09.2018 16:08

Самые большие неудачники – знаменитые неудачники казино
Старая поговорка гласит, что казино всегда выигрывает. Это теория, которую...
11.07.2018 14:28

Как дальше будут развиваться события на Украине?
  • Киев наведет порядок в восточной части страны
  • Восточным регионам дадут больше прав
  • Россия введет свои войска
  • Страна сначала de facto разделится на две части
  • Достали уже с Украиной. Своих проблем полно!
Всего голосов: 453

Новоселье от... газеты «Час»

Комментарии (0)

Наша газета энергично участвует в решении квартирного вопроса рижан, которые сами за себя постоять не в силах

Трущобы по аховым ценам

В архиве Веры Пилвере есть пожелтевший от времени документ - ответ начальника производственного управления жилищного хозяйства Кировского (нынче Центрального) района города А. Сайнакова, датированный 19 октября 1989 года. Отвечая на очередной запрос Веры Герасимовны, чиновник советской поры сообщает: «...учитывая значительный физический износ основных несущих конструкций дома на ул. Фр. Энгельса (нынче ул. Стабу. - И. Х. ), 21, корп. 1, и нецелесообразность производства капитального ремонта, решением Кировского райисполкома № 8 от 20 февраля 1980 года дом признан аварийным, в перспективе подлежит расселению и последующему сносу. В ноябре текущего года руководством Кировского райисполкома предусматривается рассмотреть вопрос отселения вашей семьи на другое постоянное место жительства...»

Обещаниям советских функционеров так и не суждено было сбыться. Через два года грянула эра денационализации. Аварийное здание, к которому больше подходит определение «трущобы», благополучно отошло в частную собственность. Позже оно столь же успешно было перепродано некоему Николаю Бутвилло. Аж за 70 250,40 Ls (как свидетельствуют данные Земельной книги).

Конечно, особую ценность на нынешнем рынке представляли 870 кв. м земли, к которым «привязано» дышащее на ладан строение. Новый хозяин не посмотрел, что здание каждую минуту может рухнуть, и регулярно выставляет Пилвере счета с накрутками по максимуму. С квадратного метра берет по 72 сантима.

- Кухней я пользоваться не могу, - знакомила «Час» со своими владениями Вера Герасимовна. - С потолка сыпется в кастрюли и сковородки старая штукатурка. Делать покраску наново опасно. Потолок может обвалиться. Видите, как он угрожающе прогнулся! Дрова вынуждена хранить в квартире. Бутвилло, вступив в права домохозяина, первым делом снес сарайчики. Ванной здесь отродясь не было. Пока была помоложе, ходила в баню. А теперь не могу себе этого позволить. Уже семь лет не выхожу за пределы квартиры. А еще я хроник-сердечница. Пережила два обширных инфаркта...

Дважды рожденная...

Мы в тот вечер задержались в гостях у Веры Герасимовны. Одинокий человек, кроме всего прочего, нуждался в простом человеческом общении. Так мы узнали много интересного из жизни обитательницы трущоб. Родилась в Нарвской волости. Ее мать скончалась при родах. А отца она потеряла несколькими годами позже.

Круглую сироту взял на воспитание крестьянин Герасим Минин. В его семье уже росло восемь своих детей. Во время немецкой оккупации многие жители этого эстонского края были уличены в пособничестве красным партизанам. По доносу семью Герасима вместе с несовершеннолетними детьми и еще восемью семьями односельчан водворили в тюрьму.

- Мне было неполных тринадцать лет, когда я оказалась в фашистских застенках, - вспоминала Вера Герасимовна. - После полутора месяцев пребывания в заточении нас повели на расстрел. Это было 19 марта 1943 года. Поставили у края обрыва в несколько рядов. Я была в одном из последних. Помню, как на моих глазах упал, сраженный автоматными очередями, отец Герасим, братья, односельчане... Мне пуля попала в плечо. Я упала. Ночью овраг решили проверить партизаны, чтобы похоронить доблестных патриотов. Так нашли меня, истекающую кровью. Теперь 19 марта отмечаю как свой второй день рождения...

О расстреле нарвских патриотов рассказала местная гитлеровская газетенка той поры «Северное слово». Ее предоставили Вере Герасимовне архивы эстонского КГБ. Регулярно вспоминали героическую страницу из истории нарвских партизан и их героических помощников газеты более позднего, послевоенного времени. Одна из таких публикаций («Нарвский рабочий» за 25 июля 1987 года) тоже хранится в личном архиве Пилвере.

Ордер вне очереди

О незавидной участи Пилвере «Часу» стало известно в ходе минувшей рекламной кампании газеты. Вера Герасимовна - наша подписчица с самого первого дня. Как к неходячей клиентке, забежала к ней на дом рекламный агент издательства «Петит», чтобы оформить очередную подписку, и... пришла в ужас. Оказавшись сердобольным человеком, она тотчас набрала номер коллеги-журналиста, освещающего в газете квартирный вопрос.

За плечами у «Часа» уже не одно новоселье, ставшее возможным для наших читателей лишь при нашем непосредственном участии. Мы призвали на помощь весь свой прошлый опыт, чтобы помочь и в этом случае.

Как оказалось, Вера Герасимовна стояла в очереди на муниципальную квартиру сразу в двух регистрах - в 7-м (жильцы денационализированных домов) и в 13-м (социальное жилье). Правда, подала необходимые документы она недавно - год с небольшим назад. Поэтому ее фамилию мы нашли в одном списке под № 5443, а в другом - под № 1783.

- Если ждать подхода очередей, то новоселье меня ждет на том свете, - обреченно вздохнула Пилвере. - Видно, не судьба мне пожить по-человечески хотя бы на закате лет...

Мы вспомнили, что в думских правилах, регулирующих порядок выделения муниципальных квартир, имеется исключение для тех, кто значится в 13-м регистре (социальное жилье): ордер можно получить вне очереди, если жилищные условия очередника чрезвычайно тяжелые. Случай с Пилвере, на наш взгляд, вполне вписывался в это «но».

Мы посоветовали обитательнице трущоб немедленно составить прошение на имя начальника Квартирного управления города Арии Стабини. Дальше мы взяли под строгий контроль продвижение по инстанциям этого заявления. Вскоре Стабиня нам сообщила, что выслана комиссия, которая должна удостовериться в том, что Пилвере не сгущает краски. В канун Рождества такой визит на ул. Стабу, 21, корп. 1, был сделан.

А дальше мы стали с нетерпением ожидать заседания той самой депутатской комиссии. По «внеорчедным» вопросам она собирается только раз в месяц. Мы нервничали и, возможно, теребили Стабиню чаще, чем полагается. Но так нам удалось подкараулить радостное решение депутатов первыми, едва оно было оглашено в стенах думской комиссии.

- Только что принято положительное для Пилвере решение, - отреагировала Стабиня на очередной наш звонок. - Поскольку все квартиры в новом социальном доме на ул. Гобас уже распределены, то теперь надо ждать, когда освободится уже занятая квартира в одном из других социальных домов. По моим подсчетам, новоселье для вашей читательницы вопрос двух-трех месяцев...

«Час» поспешил осчастливить этой новостью Веру Герасимовну. Нам вдвойне было приятно осознавать, что удалось вызволить из беды героя-антифашистку.

Когда готовилась эта публикация, «Час» получил письмо от пенсионерки Марии Гольдик. При нашем непосредственном участии она в начале января уже получила досрочный ордер и благополучно переселилась в один из социальных домов Задвинья. Ее выселил без судебного решения хозяин дома из квартиры, где она родилась и прожила всю жизнь. Правда, под конец смилостивился и выделил одинокой женщине угол в четыре квадратных метра за шкафом в проходной комнате.

Мария Александровна тоже была в хвосте 13-го регистра. Но депутаты, получив ее ходатайство и убедившись, что ее квартирный вопрос действительно требует безотлагательного решения, приняли единственно правильное решение: выдать решение о сверхочередном ордере.

В письме Гольдик благодарит всех, кто принял участие в ее судьбе, - депутатов, г-жу Стабиню и, конечно, «Час».

«Я и не думала, что в наш продажный век можно получить совершенно бескорыстную помощь от газеты в таком сложном вопросе, как крыша над головой. К кому только я не обращалась за такой помощью! Присяжный адвокат (не буду называть ее фамилии) жадно глотала мои пятилатовики, при этом унижая репликами по поводу того, что большего взять с меня, увы, не может. И так и не удосужилась прочитать думских правил, чтобы подсказать возможный вариант решения проблемы...»

Инна ХАРЛАНОВА

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2014 Информационно-новостной портал chas.lv